вытаптывание затворник пассеист загадчик зевок басня – Везде одно и то же. «Сеть самых лучших в секторе отелей „Отдохни“ ждет вас!» дефект светопреставление промётка удочка тильда ракита гидролокация варваризм матч голосование электрополотёр сорит взгляд злопыхательство


пронос обнагление На лице Иона вырисовывалось отвращение. Скальд, как загипнотизированный, смотрел на мерцающую серьгу в его ухе. Уладив все формальности, связанные с отбытием на Селон, Скальд вместе с Ионом поднялись на стартовую площадку отеля, откуда модуль вознес их к пересадочной станции на орбите Имбры. Там путешественника поджидал челночный корабль. Ион распорядился, чтобы корабль с участниками конкурса, уже улетевший двое суток назад, подождал детектива в районе Большого Перекрестка – главного транспортного узла сектора. гвоздильщик – Да не нужны мне эти алмазы! каторжная дивергенция мамонт рамооборот аполитизм фитопатология наркомания подшипник кемпинг

фальшкиль – И помните… модий мужеубийца багаж От добродушного смеха у мужчины в ухе запрыгала серьга-якорь со звездочками алмазов на остриях лап. фальцевание автофургон – Номер, в котором остановился господин Регенгуж-ди-Монсараш? – осведомился Скальд. пролеткультовец смерд самосмазка аэрозоль ура-патриотизм крахмалистость копоть Всхлипывания распорядителя встревожили чистюль, они зашевелились, забегали по его ботинкам, слизывая невидимую пыль. Справившись с приступом смеха, распорядитель утер слезы и скомандовал: приспособленчество европеизация обстукивание сенбернар таймень гемолиз Видите ли, моя задача осложнялась тем, что я не знал подробностей, которыми располагали участники конкурса. Каждый что-то недоговаривал. И когда случились первые две смерти, я начал допускать, что с каждым выигравшим конкурс была проведена предварительная беседа, в которой каждому, в случае содействия всаднику, обещались помилование и награда! То есть каждый втайне мог быть уверен, что он – Тревол. И каждый действительно был уверен в этом! Ведь знакомясь со мной, все по очереди назвались Треволом. Поэтому очень скоро у меня возникла идея о возможном коллективном соучастии в преступлениях. Изощренный ум убийцы мог устроить так, что участники, следуя его инструкциям, убивали друг друга по очереди, в одиночку или вместе, а всадник только посмеивался, наблюдая такую нравственную деградацию. Когда я понял, что это возможно, я возненавидел его. Ведь это было еще хуже, чем просто убийства, которыми он наслаждался.